понедельник, 28 апреля 2014 г.

Полная дребедень

ГуслярАкадемик Пятитомов и его соавтор профессор Синицын сидели на дачной веранде и пытались работать над новой статьей. Получалось у них не очень-то. Дело в том, что неподалеку на лужайке расположились Сережа, внук академика, с приятелем Вячеславом. От нечего делать они фантазировали вслух.
— Если бы у нас был тандем, такой велосипед для двоих, — мечтательно произнес Слава, — мы бы отправились на нем на охоту. — Едем себе, — подхватил Сережа, — на багажнике привязанное ружье дребезжит.
— Добрались до лесной поляны, — продолжил Вячеслав, — развели костер. Повесили над ним котелок. Чтобы потом бульон варить из охотничьей нашей добычи.
— И тут в кустах какой-то зверь зашуршал!
— Я схватил ружье, зарядил его дробью и как пальну!
— Но промазал! И раздробил в щепки пень!
— И выстрелил еще раз!
— И твой выстрел разбил котелок вдребезги!

Академик Пятитомов прекратил безнадежные попытки сосредоточиться:
— Не могли бы вы прекратить эту полную дребедень? Шума от нее много, а толка никакого.
— Позволь возразить, — обратился к соавтору профессор. — Припомни: было в древнерусском языке слово «дребед», означавшее звон, треск…
— Вот ты к чему ведешь! — сообразил академик. — У этого «дребеда» со временем появилось много языковых родственников. Дребезжать. Дробь. Дробить. Вдребезги. И, разумеется, дребедень.
— Так что, — подвел итог профессор, — болтовня молодых людей — чушь, чепуха, дребедень, но не полная. Она, говоря языком науки, возводит слово к его историческим корням.
Сережа и Слава посмотрели друг на друга с уважением.

Николай Голь
Художник Наталия Якубовская
Страничка автора
Страничка художника

Комментариев нет: